ЛОГИКА ГЕГЕЛЯ И ПРОБЛЕМА МЕТОДА В ФИЛОСОФИИ

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Д.Т Сыздыкова,  канд.  философских наук
Инновационный Евразийский университет (г. Павлодар)
E–mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Берілген  мақала Гегельдің философиясы, пәннің қалыптасуы және әдістемесіне арналған.

Данная статья посвящена философии Гегеля,  разработке предмета и метода его философии.

This article deals with Hegel’s philosophy, developing the subject and method of his philosophy.

Немецких философов интересовала судьба философии, нужно было разобраться в кризисе, затрагивающем ее методологию. Гегель, соглашаясь  со своими предшественниками, считает, что настало время для разработки философии как чистой науки, потому как она была разделена и расщеплена на отдельные составные части, как, например, онтология, гносеология и другие. В «Науке логики», во введении, Гегель показывает, что основной недостаток логики – это отсутствие метода. По его мнению, в том состоянии, в котором находится логика, нет даже предчувствия научного метода. Он пишет, что философия заимствовала метод у других наук или же выходила из затруднения тем, что просто отбрасывала всякий метод. Предмет самой логики составляет именно раскрытие того, что единственно только и может быть истинным методом философии, ибо «метод есть осознание формы внутреннего самодвижения ее содержания» [1]. Мыслитель вынужден был констатировать, что философия переживает в данный момент своеобразный кризис. Корень кризиса он видел в самой философии, в противоположность другим наукам, она не определила своего специфического предмета и соответствующие  ему формы познания, не выяснила себе свои собственные задачи и не уяснила свое отличие от других наук. В данной ситуации Гегель привлекает  историзм в качестве метода, необходимого для обоснования философии как науки.
Предшественники Гегеля дали новую и оригинальную трактовку тем проблемам, которые связаны, прежде всего, с предметом философии и ее методологией. Кант и Фихте разрабатывают предмет философии с позиции активности разума, сознания, мышления. Идея активности мышления была развита в философии Гегеля.
Шеллинг выдвигает принцип абсолютного тождества субъекта и объекта. Основным принципом, из которого исходил он при разработке своей концепции, является абсолют, т.е. тождество субъекта и объекта, который мыслит  в форме непосредственного знания посредством интеллектуальной интуиции. Неудовлетворенность концепцией Шеллинга мыслитель обосновал тем, что она исключает возможность движения и развития, это единство навязывается миру как внешняя и формальная схема.
Критический анализ философии Канта, Фихте и Шеллинга показал Гегелю, что его предшественники рассматривали метод как внешнюю схему, как нечто готовое, они отрывали метод от реального процесса познания и его истории. Кант и Фихте, по мнению Гегеля, абсолютизируя момент активности субъекта, мышления, познания, тем самым впадали в субъективизм, т.е. в другую крайность по отношению к сторонникам «онтологизма», которые считали философию наукой о внешнем мире и при этом игнорировали вопросы гносеологии, познания. Гегель подвергает критике Шеллинга за то, что последний создавая свою философскую систему, подобно выстрелу из пистолета, начинает непосредственно с абсолютного знания и с другими точками зрения расправляется  уже тем, что не замечает их.
Необходимой предпосылкой становления историзма явилось понимание активности мышления и провозглашение тождества мышления и бытия. В отличие от своих предшественников Гегель понимает, что в философском знании отображены и мышление, и бытие в единстве и тождестве, областью их осуществления является познание. Сила гегелевского учения, пронизанного принципом историзма, состоит в том, что оно  по-своему критично  и последовательно. Он, критически переработав концепцию Шеллинга, приходит к тому, что тождество субъекта и объекта следует рассматривать не как предпосылку науки, а как ее вывод. По мнению Гегеля, доказательство этого положения состоит в воспроизведении долгого, сложного и противоречивого пути взаимодействия субъекта и объекта, поэтому он в « Феноменологии духа» предварительно обосновывает этот принцип, а затем в «Науке логики» прослеживает развитие и развертывание этого принципа. Таким образом, диалектический историзм выступает у него как способ доказательства основного философского принципа, каковым, по Гегелю, является тождество субъекта и объекта.
Абсолютизируя процесс мышления, и подчиняя ему, историческое развитие объективной действительности, Гегель в своей философской концепции исходит из первичности логического, которое имеет преобладающий и самодовлеющий характер. Это обстоятельство нередко ведет к насильственному втискиванию реального процесса в искусственную схему.
Однако если бы в своих философских построениях Гегель обращался к изучению логического движения, а не к реальному человеческому мышлению, к действительной истории этого мышления, то ничего кроме праздных измышлений он не дал бы.
Гегель отмечает различие в понимании сущности исторического и логического как определенных форм познания. Под историческим разумеется становление «единичного наличного бытия, некоторого содержания со стороны его случайности и произвола» [2]. Логическое, по Гегелю, есть становление «сущности или внутренней природы дела». Философское познание,  в этом его специфика, объединяет эти два особых движения в одно целое. «Внутреннее возникновение или становление субстанции есть прямо переход во внешнее или в наличное бытие, - пишет он, - в бытие для другого, и, наоборот, становление наличного бытия есть  возвращение в сущность. Движение есть двойной процесс…» [3].
Гегель обосновал необходимость историзма как теории (логическая концепция исторического процесса) и метода познания, тем самым, подчеркивая единство метода и теории. По его мнению, необходимость историзма вызвана закономерностями самого предмета, так как предмет науки, т.е. дух, находится в постоянном движении и развитии, имея источник движения в самом себе. «Предмет по существу есть то же, что и движение; движение есть развертывание и различение моментов, предмет – нахождение их в совокупности» [4].
По Гегелю, необходимость историзма вызвана тем, что познание, которое пытается выявить сущность, закономерности предмета, может это сделать только путем прослеживания его истории. Оно не может ограничиваться только готовым результатом, ибо последнее не есть целое. Ключ  к пониманию предмета, его сущности можно найти, рассматривая результат  вместе с его становлением. Здесь важен путь, пройденный целым. «Самое легкое – обсуждать то, - писал Гегель, - в чем есть содержательность и основательность, труднее – его постичь, самое трудное – то, что объединяет и то и другое, - воспроизвести его» [5].
Согласно философу, абстрактный, рассудочный способ рассмотрения вопроса характеризуется тем, что одна сторона отрывается от другой, что приводит к искажению действительности. Сама жизнь, согласно Гегелю, подвижна, изменчива, противоречива, рассудок же упрощает, омертвляет живое, так как не учитывает движение. Затруднение, которого следовало бы избегать заключается в том, чтобы обосновать теорию таких понятий, которые бы не упрощали живое, а, наоборот философское изложение достигло бы пластичности, которое, если и не в полной гамме, красок, а хотя бы в его существенном многообразии. Причем абстрактно–общие понятия вследствие своей односторонности неспособны постигать истину. Новизна гегелевской логики состояла в том, что в ней было положено начало новому толкованию понятий. Согласно Гегелю, задача логики состояла в том, чтобы изучать понятия в движении, изменении, противоречии и необходимой всеобщей связи. Понятие рассматривается как единство многообразного. Кроме того, синтетичность, конкретность являются внутренними определенностями самого понятия, которые приобретены в ходе его саморазвития.
Согласно Гегелю, наука должна генетически выводить понятия и принципы из анализа всей предшествующей ей истории с учетом места и времени. Мыслитель подчеркивает необходимость исторического подхода, который, прослеживая закономерности познания, понятия и принципы выводит из анализа его истории.

ЛИТЕРАТУРА

1.    Гегель. Наука логики. Том 1, М., 1970, с.107.
2.    Гегель. Сочинения. Феноменология духа. Том 4, М. 1959, с.21
3.    Гегель. Сочинения. Том 4, с.22.
4.    Гегель. Сочинения. Том 4, с.60.
5.    Гегель. Сочинения. Том 4, с.3.