ТРАДИЦИОННЫЕ И СОВРЕМЕННЫЕ МОДЕЛИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА: ПЕРСПЕКТИВЫ И ВЫЗОВЫ

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Г.А.Хамитова, к.филол.н., и.о.профессора
Инновационный Евразийский Университет
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Преимущества и недостатки в преподавании английского языка традиционными методами, возникновение новых подходов в обучении иностранным языкам, а также вызовы, стоящими сегодня перед методикой обучения иностранным языкам обсуждаются в статье.

Мақалада қарігі таңда шет тілдерін оқыту әдістемесі алдында тұратын мақсаттар, ағылшын тілін оқыту дәстүрлі әдістерінің артықшылықтары мен кемшіліктері, шет тілдерін оқыту әдістемесінің жаңа тәсілдерінің пайда болуы туралы мәселелері қозғалады.

The advantages and disadvantages of the traditional and new methods of teaching English as well as the threats which the methodology of teaching English come across with are discussed at this article.

На сегодня в мире существует огромное количество путей и способов, которыми обучают английскому языку, среди которых встречаются и устаревшие методы. «Английский язык как иностранный» (EFL) являлся доминирующим во второй половине двадцатого века, и он дал дорогу новому, подходящему реалиям современного мира, глобальному английского языку (Global English).
Не существует единого подхода в обучении английскому языку, единой мотивации в его обучении, единой учебной программы или учебного пособия, единого способа оценивания знаний и умений. Не существует также и одного варианта английского языка, который обеспечивает достижение целей обучения.
По терминологии известного британского методиста Дэвида Граддола, «модель английского языка» это не один из вариантов (британский, американский вариант) языка, а сложный комплекс, включающий в себя методологические вопросы и вопросы выбора варианта английского языка. Становится понятным, что эти вопросы неотделимы друг от друга. Содержание контента зависит от многих факторов, в том числе от возраста обучаемого, а также в каком качестве используется английский язык: как средство межкультурного общения, для выживания при общении с носителями языка или для отдыха в англоязычных странах.
В процесс обучения вовлечено много заинтересованных сторон, у каждого из которых свои интересы. Обучающиеся, их родители, учителя, правительства, работодатели, издатели, эксперты – все они заинтересованы в образовательном бизнесе. Безусловно, существуют споры по поводу обучения английскому языку, использованию лучших подходов и методик. Эти споры проходят вокруг двух традиционных моделей: английского языка как иностранного (EFL) и английского как второго языка (ESL).
Английский язык как иностранный язык (EFL). Это творение девятнадцатого века, используемого для обучения классических языков. Цель его обучения – осветить важность обучения культур и обществ носителей языка; подчеркнуть центральную роль методологии в спорах об эффективном обучении; выделить важность подражания языковому поведению носителя языка. В методике EFL обучающийся рассматривается как аутсайдер, как иностранец, тот, кто пытается получить разрешение у целевой аудитории изучить язык. Язык обучения – это всегда чей-то родной язык. Обучающийся рассматривается как языковой турист, ему разрешают посетить страну, но без права проживания и требуют уважения к носителям языка. Среди современных иностранных языков, английский традиционно относился к языкам обучения в средних общеобразовательных школах, возраст обучающихся был 11 или 12 лет. Английский язык входил в учебную программу, акцент делался на произношение, близкое к произношению носителей языка, на грамматику и литературу. В рамках этого подхода обучающийся рассматривался как аутсайдер и неудачник, несмотря на уровень владения языком, поэтому только небольшое количество обучающихся достигали стандарта носителей языка. Несмотря на то, что EFL стало технологичным, и трансформировался с помощью коммуникативных методов, он привел к скромным результатам в обучении.
Кроме того, изучение иностранных языков во многих странах было показателем принадлежности к определенному классу обеспеченных людей, которые могли позволить себе многое, в том числе, путешествовать в другие страны. Даже если вы не принимаете аргумента по поводу идеологической составляющей при обучении английского языка, способствующей образованию элиты общества, тем не менее, тот факт, что практика EFL допускает и делает возможным провал, неудачу в обучении является правдивым. В тех странах, где сдача английского языка является условием продвижения или выпуска, это приводило скорее к огромным стрессам, чем к более высокому уровню владения языком.
В настоящее время методика EFL стала развиваться в новых направлениях. Европейский языковой портфель (‘European language portfolio’), например, пытается сохранить опыт обучающегося и его достижения нетрадиционным способом. CEFR (The Common European Framework of Reference for Languages Общеевропейская система компетенций) пытается обеспечить единый подход в достижении уровней любого языка, использует концепцию ‘can do’, а не фокусируется на неудачах. Такие изменения иллюстрируют, что методика обучения иностранным языкам пытается соответствовать новым социальным, политическим, экономическим изменениям, и отходит от традиционной методики EFL.
Английский язык как второй язык (ESL). В отличие от EFL (Английский язык как иностранный язык), ESL признает роль английского языка в том обществе, где он изучается. Исторически существовало два направления в ESL, которые корнями уходят в девятнадцатый век. Первое направление ESL возникло из необходимости Британской Империи обучать местное население достаточному уровню английского языка, для управления большими территориями в мире с относительно небольшим количеством британского обслуживающего персонала и войск. Стратегия Империи обычно включала в себя идентификацию существующей элиты, которой предлагали учебный план, разработанный не только для развития языковых умений, но и для привития вкуса к британской, и более общей, западной культуре и ценностям. Литература становится важной частью в учебном плане и создается литературный канон, обучающий христианским ценностям через английскую поэзию и прозу. Такой подход к ESL помог расширить существующие деления внутри колониального общества с помощью английского языка. В сегодняшнем постколониальном контексте, использование английского языка все еще сопровождается комплексом культурной политики и чрезвычайно трудно расширить социальную базу использования английского языка, даже там, где английский язык используется как язык представителей образованного среднего класса. Однако, в течение десятилетий, не более 50% индийцев говорили на английском языке, несмотря на то, что он играл важную роль в индийском обществе.
В колониальные времена, не существовало острой необходимости в навязывании разговорного стандарта метрополии, и многие локальные варианты английского языка (so called ‘New Englishes’) произошли из контакта с местными языками. С тех пор некоторые варианты английского языка расцвели, развили свою литературу, и даже грамматические пособия и словари. В странах, где изучают ESL, дети владеют некоторым уровнем языка до того, как они идут в школу, так что обучение в школе – расширение знаний о языке. Там, где существует местный вариант английского языка, огромная роль школьного образования заключается в преподавании стандартного, формального варианта языка.
В таких странах окружение, в котором находится английский язык, как правило, является полиязычным, с доминирующей ролью английского языка, ассоциирующее с социальной элитой. Сопутствующей характеристикой такого общества является переключение кодов (code-switching): говорящие часто переключаются с одного языка на другой, даже в пределах одного предложения. Знание норм переключения кодов является существенной частью коммуникативной компетенции в таких обществах.
В США, а затем и в других странах, таких как Канада, Австралия и Новая Зеландия, существует совершенно иной подход к ESL, так как поколениям иммигрантов в этих странах приходилось ассимилироваться и обретать национальную идентичность. В Великобритании, ESL полностью не был наделен законным статусом до 1960 годов. В наше время ESL часто относят к Английский для говорящих на другом языке (ESOL: English for Speakers of Other Languages). В таком контексте ESL должно обратиться к проблемам идентичности и билингвизма. Некоторые обучающиеся – и в Великобритании и в США – не вполне погружены в англоговорящий мир, как это может показаться. Многие из них живут в этнических сообществах, где их повседневная жизнь связана с языком их сообщества. Более того, в большинстве этих сообществ, стандартный вариант английского языка является одним из вариантов английского языка. Часто существует локальный, а также этнический вариант английского языка – такой как индийский или ямайский английский в Лондоне. В таких сообществах, коммуникативная компетентность ESL носителя включает также знания о нормах переключения кодов.
Изучение ESL варианта английского языка для студентов обычно является делом семьи, где разные поколения говорят на разном уровне компетенции – даже на разных вариантах английского, и где обучающие действуют в качестве переводчика, необходимого для тех членов семьи и членов сообщества, кто хуже владеет английским языком. Перевод является важным умением для ESL носителей, хотя не все руководители образовательных учреждений понимают эту необходимость.
Неудивительно, что ключевым компонентом в учебном плане для иммигрантов, въезжающих в англоговорящие страны, является понятие «гражданство», т.е. обучение прав и обязанностей резидентов англоговорящих стран. К сожалению, понятие гражданство редко фигурирует в учебном плане традиционного EFL класса.
Глобальный английский язык приносит новые подходы. ESL и EFL представляют собой две традиции в методике обучения английскому языку, обе появившиеся в девятнадцатом веке. За последние несколько лет традиционная педагогика столкнулась с необходимостью соответствовать современным мировым изменениям, в котором изучается и используется глобальный английский язык. Дэвид Граддол [1] предлагает три новые модели английского языка, которые отличаются от представленных традиционных моделей: CLIL, ELF, EYL.
Content and Language Integrated Learning (CLIL) возник как важный элемент в учебном плане Европы. Во многих странах используется похожий метод под другими именами, например, в США он называется Content-Based Learning (CBL) и др. CLIL является обучающим подходом к билингвальному образованию, в котором содержанию дисциплин, например, географии или биологии, и английскому языку обучают вместе. Он отличается от простого обучения средствами английского языка тем, что обучающийся не обязательно будет владеть английским языком на продвинутом уровне, необходимом для усвоения предмета. Этот подход является средством обучения школьных предметов посредством языка, обеспечивая при этом необходимую языковую поддержку наряду с предметной специализацией. CLIL также можно рассматривать и как средство изучения языку через изучение содержание школьного предмета. Он возник как одна из инновационных форм обучения в Финляндии в середине девяностых годов, и был принят во многих европейских странах, в основном в связи с обучением английскому языку. Нет единых подходов в вопросе о том, как CLIL реализуется, существуют различные практики. CLIL может быть совместим с идеей JIT (‘Just in time learning’) и рассматривается некоторыми методистами как основная коммуникативная методология.
Обучение предметам школьной программы посредством английского языка означает, что учителя должны передавать не только содержание самого предмета и языковое содержание, но также практическое решение проблем, умение вести переговоры, дискуссии, управление классом теми способами, которые характеризуют педагогические технологии обучению школьных предметов. В этом смысле CLIL отличается от ESP.
    В большинстве случаев CLIL используется в общеобразовательных школах и опирается на базовые умения в английском языке, которым обучают на начальном уровне.
    CLIL изменил взаимоотношения внутри школ, и требует также культурных изменений, которые вызывают определенные трудности. Учителя английского языка должны тесно сотрудничать с учителями предметниками, для того, чтобы убедиться, что удовлетворяется развитие языка и это подразумевает, что прилагается достаточно времени для бесконтактного времени для планирования и обзора уроков. Учителя английского языка теряют свой предмет в расписании (мало часов), и могут взять на себя роль по поддержке CLIL.
    Несмотря на скорость распространения CLIL, внедрение методики происходит вполне органично, чем некоторые другие программы по реформированию. Одно из основных проблем по обучению этой методике состоит в том, что необходимо, чтобы учителя-предметники стали билингвальными (двуязычными). Это особенно актуально для Казахстана, в связи с выполнением задачи по триединству языков.     Если английскому языку обучают по CLIL, то оценку знаний и умений частично можно осуществлять через оценку содержания предмета.
Английский язык как международный (English as a Lingua franca, ELF). Английский язык как международный (ELF) является на сегодняшний день одним из самых противоречивых подходов. Он поднимает те же проблемы, что и глобальный английский язык. Тенденции в использовании глобального английского языка состоят в том, что только в некоторых из них вовлечен носитель языка. Сторонники английского языка как международного (Lingua franca, ELF) предполагают, что этот способ обучения и оценивания английскому языку должен отражать потребности и устремления растущего числа не носителей языка, использующие английский язык в качестве средства общения между не носителями языка.
Понимание того, как не носители языка используют английский язык между собой, становится важной областью исследования. При работе над проектом The Vienna-Oxford International Corpus of English (VOICE), руководимым Барбарой Сайдхофер (Barbara Seidhofer), был создан компьютерный корпус английского языка как международного (Lingua Franca Interactions). Целью создания корпуса - помочь лингвистам лучше понять ELF, а также обеспечить поддержку в его обучении. Сторонники английского языка как международного (Lingua franca, ELF) вносят некоторые предложения по изменению традиционных подходов при обучении ELF. Д. Дженкинс, например, предлагает учитывать различные приоритеты при обучении произношению [2].     При обучении ELF первичную важность приобретает разборчивость (понятность), а не точность носителя языка. Обучение таким особенностям, как артикуляция ‘th’ в качестве межзубного, щелевого звука считается тратой времени, в то время как другие важные проблемы произношения (такие как упрощение скопления согласных) вносят свой вклад в проблемы понимания. Такой подход позволяет исследователям идентифицировать a ‘Lingua Franca Core (LFC)’, обеспечивающий ведущие принципы в создании рабочих программ и оценочных материалов.
    В отличие от EFL, ELF фокусирует свое внимание на прагматических стратегиях, необходимых в межкультурном общении. Целевой моделью английского языка, в рамках обучения английскому как международному (ELF) является не носитель языка, а свободно владеющий двуязычный человек, у которого наблюдается определенный акцент, сохраняющий его идентичность. Он также обладает некоторыми умениями общения с не носителями английского языка. Исследование показывает, что носители языка пользуются английским языком в качестве международного общения недостаточно эффективно. Необходимо, чтобы обучение элементам ELF стало частью рабочего плана при обучении английского языка в качестве родного. ELF предполагает радикальный пересмотр способов обучения английскому языку, и в случае, даже если немногое будет принято, некоторые идеи все же повлияли на традиционное обучение и практику оценивания в будущем.
Английский язык для детей (English for young learners, EYL). По всему миру возраст, с которого дети начинают изучать английский язык, снижается. Английский язык переместился с традиционного иностранного языка в общеобразовательной школе в начальную школу, даже в детский сад. Эта тенденция появилась недавно и основной её целью было появление двуязычного населения. По всему миру, от Чили до Монголии, от Китая до Португалии, английский язык включен в рабочий план начальной школы, с постоянно снижающимся возрастом обучения. Глобальное исследование раннего изучения английского языка, проведенного Британским Советом в 1999 году, показал, что большинство стран, в которых английский язык преподается с начальной школы, ввели эту инновацию в 1990 году. Сначала это проводилось в экспериментальном режиме, в классах с высоким уровнем знаний, затем распространилось повсеместно. В Европе, почти каждая страна, участвовавшая в исследовании 2005 года, показала возрастающее число учащихся начальных классов, изучающих английский язык в период с 1998-2002. С 2002 года тенденция неуклонно растет. Кроме того, наблюдается давление со стороны родителей, которые хотят дополнить школьную программу занятиями с репетиторами. В Японии, например, в 2005 году 21 % 5-летних детей посещали уроки разговорного английского языка. Эта тенденция типична для азиатских стран [3].
Основная причина изучения английского языка с раннего детства это то, что дети усваивают язык легче, чем старшие учащиеся. На практике, изучающие английский язык с раннего периода, сталкиваются с проблемами, неизвестными старшим школьникам. Они все еще развиваются физически и интеллектуально, их эмоциональный фон выше, они менее ответственны за свое обучение. Одной из практических причин раннего изучения языка состоит в том, что они будут изучать его длительное время и будут улучшать знание языка, а также школьная программа сегодня содержит много конкурирующих предметов. Английский для детей (EYL) также обеспечивает базу для перехода к CLIL или даже преподаванию на английском языке.
Существует много риска, опасностей в раннем преподавании языка. Для учителя – это владение достаточно высоким уровнем языка, хорошую подготовку по детскому развитию, умение мотивировать школьников. Таких учителей не хватает. Но неудачи, промахи на этом этапе обучения скажутся впоследствии на следующих этапах обучения школьников. Это актуально и для Казахстана с введением обязательного преподавания иностранного языка с 1 класса.
На самом деле, изменения в обучении английскому языку за последние годы рассматриваются не просто как мода в обучении языкам, а как более глубокая идея. Английский для детей (EYL) не просто образовательный, но политический и экономический проект. Большое количество государств заявляют не только о необходимости изучать иностранный язык, но и об амбициозной цели: сделать свою страну двуязычной. Европейский проект направлен на создание полиязычного населения. Правительство Колумбии планирует с помощью государственной программы (‘Social Programme for Foreign Languages without Borders’) сделать свое население двуязычным через 10 лет. Монголия заявляла об этом в 2004, в Чили поставлена такая же задача, в Южной Корее хотят сделать английский язык официальным в пределах промышленной зоны. В Тайване надеются, что правительство признает английский язык вторым официальным языком [4]. Казахстан назвал овладение тремя языками одной из приоритетных задач в развитии государства.
Многие страны, объявившие о билингвизме, смотрят не на США или Великобританию как на модель, а на Сингапур, Финляндию или Нидерланды. Более того, в осуществлении своих цели они ищут не одноязычных носителей английского языка, а двуязычных преподавателей. Нам предстоит впереди большая работа. Учет имеющегося зарубежного опыта позволит нам разработать эффективные программы обучения иностранным языкам и, в конечном итоге, выполнить поставленную амбициозную задачу.

Список использованных источников

1 English next. Why global English may mean the end of ‘English as a Foreign Language’ Graddol D., British Council, 2006. - 128 p.
2 Darn S. Content and Language Integrated Learning (CLIL) A European Overview //Teacher Development Unit, School of Foreign Languages, Izmir University of Economics, Izmir, Turkey
3 Kachru B.B. Asian Englishes: beyond the canon. Hong Kong: Hong Kong University Press. - 2004.
4 Crystal D. English as a Global Language. Cambridge: Cambridge University Press. - 1997.